Подобные примеры считаются убедительнейшим доказательством разума дельфинов, их дружелюбия. Между тем, чтобы понять действия этих млекопитающих при спасении ими человека, достаточно вспомнить открытый нами еще в 1946 году безусловный рефлекс, свойственный им со дня рождения. Суть этого рефлекса: если дельфина приподнимать из воды, то он будет дышать при каждом подъеме его на воздух. Дыхательный акт осуществляется как безусловная реакция дельфина в ответ на раздражитель — на смену среды вода — воздух, что всегда бывает при выныривании. Следовательно, достаточно голову дельфина выставить из воды, как его безусловный рефлекс неизбежно сработает и произойдет выдох-вдох.

Почему же тогда дельфины действуют столь бессмысленно? Ответ только один — в силу слепого инстинкта. Понятно, что если вблизи дельфинов окажется тонущий или лежащий на воде человек, то и к нему будет проявлен тот же инстинкт, последуют те же выталкивательные движения, которые и впрямь могут его спасти. Так было в случае с инженером Махмудом Вали и другими: дельфины спасали людей, сообразуясь с инстинктом, бессознательно, а вовсе не из побуждений «дружелюбия».

Остановимся еще на одном явлении — на массовой гибели китообразных на берегу из-за обсыхания. Гибельный процесс начинается с того, что кто-либо из стада обсыхает на мели и, естественно, подает сигнал бедствия. В ответ на сигнал сородичи инстинктивно бросаются помогать пострадавшему, но из-за малой глубины сами обсыхают на мели и тоже сигналят о бедствии. Это привлекает других членов стада и вызывает все новые и новые жертвы. В результате все стадо оказывается на берегу. Такие случаи чаще всего бывают в непогоду, когда со дна поднимается масса воздушных пузырьков и песчинок и сбивает работу гидролокатора дельфина, приближающегося к мелководью. Помощь обсыхающим абсолютно неэффективна, но губительна для помогающих.

Как видим, «наши младшие братья по разуму» совершают далеко не умные поступки: при обсыхании гибнет все стадо; при отлове, умея отлично прыгать, не догадываются перепрыгнуть сеть; оказывают бессмысленную «помощь» своим врагам, мертвым телам и предметам. Все это свидетельствует о том, что дельфин ведет себя, как обычное животное, а не разумное существо, обладающее абстрактным мышлением. Поэтому не следует слишком вольно толковать эксперименты и наблюдения, проведенные в зарубежных океанариумах. В области высшей нервной деятельности китообразных нужны более строгие объективные исследования с павловских позиций, с применением классической методики изучения высшей нервной деятельности.