Как и прежде, областные состязания легавых Московской области состоялись прошлым летом в угодьях Луховицкого охот-хозяйства. Большое количество дупеля, покрытые отавой ровные пойменные луга и отсутствие каверзного коростеля — все способствовало наилучшему выявлению полевых качеств выступавших собак. Администрация хозяйства предоставила участникам жилье на своей базе в пос. Каданок и в палаточном городке, разбитом неподалеку от нее. Участников и собак подвозила к удаленным угодьям специально выделенная автомашина. Всего состязалось 33 легавых.

Впервые состязания проводились по-новому. В порядке эксперимента было решено отказаться от лично-командного принципа, когда разыгрывается личное первенство, а зачет секции ведется по трем лучшим собакам породы. На этот раз состоялись командно-личные состязания: команду в составе четырех основных и одной запасной собаки выставляла каждая секция любителей той или иной породы Московского общества охотников; такие же команды, но включавшие легавых любой породы, могло выставить и каждое районное общество. Целиком укомплектованные команды выставили секции любителей пойнтера, ирландского и шотландского сеттеров и четыре районных общества — Коло менское, Клинское, Пушкинское и Подольское. Секция короткошерстной легавой выставила неполную команду (3 собаки), жесткошерстные легавые не были представлены вовсе, а самая многочисленная секция любителей английского сеттера смогла показать всего двух собак.

Так ли реагируют на критику?

Была опубликована критическая заметка омского охотника В. А. Ильина о выводке охотничьих собак я г. Омске. На критику принято реагировать. И реакция последовала. Председатель правления Омского областного общества охотников и рыболовов А. В. Шеленков прислал в редакцию письмо: «Совершенно непонятно, почему поместили клевету неизвестного человека. Непонятно и то, что не знают, когда в Сибири открывается осенняя охота: в заметке сказано, что 15 августа уехали владельцы собак на охоту, а охота в областях Сибири всегда открывается в последнее воскресенье августа, т. е. 28—30 числа. Кстати о «прекрасных лайках», завезенных в Омск: все они уничтожены а первый же год, как непригодные. Очень сожалею, — заканчивает тов. Шеленков свой официальный протест, — что необходимо извиняться».

В качестве вещественных доказательств хорошей организации работы в обществе он прилагает к своему «отношению» бланк пригласительного билета на выводку собак и афишу. Он не отрицает, правда, что организаторы смотра использовали чужие бланки, в которых значилось, будто выводка проводилась не в Омске, а в Новосибирске; что выставку охоторужия расположили прямо на земле, и т. п. Но и того, что тов. Шеленков опротестовал, оказалось немало.

Совершенно непонятно, пишете вы, товарищ председатель правления, почему мы печатаем заметку неизвестного человека. А вот, представьте, редакция бывает очень рада, когда кто-либо из доселе «неизвестных» охотников присылает действительно дельную, полезную информацию. Да и как у вас, тов. Шеленков, язык поворачивается называть неизвестным человека, который состоит членом (да к тому же и активным!) вашего же общества? Или вы видите только цифру охвата членством, а стоящие за этой цифрой живые люди вас не интересуют?

Прокомментировать заметку В. А. Ильина и ваш протест по ней редакция попросила начальника Управления охотничье-промыслового хозяйства при Омском облисполкоме Т. Ф. Дробиленко.