ЗЕЛЁНЫЙ ШЛЮЗ

путеводитель по экологическим ресурсам

Menu Close

Author: admin (page 1 of 2)

Деятельность Баргузинского заповедника сняла угрозу исчезновения баргузинского соболя

Моя собака (английский сеттер) чем-то заболела, — жалуется киевлянин М. Я. Чернов. — Она чешет и даже грызёт до крови круп и крестец (от поясницы до корня хвоста). Что можно сделать, чтобы облегчить этот зуд?»

Ветврач Г. В. Зотова, которой мы показали письмо тов. Чернова, разъяснила, что у его собаки нарушен обмен веществ. Это заболевание хроническое, трудно поддающееся лечению.

Чтобы прекратить зуд, собаке надо давать два раза в день по одной таблетке супрастина (продается е аптеках); не следует давать вареных костей и ничего сладкого, в корм нужно добавлять ложку кислой капусты, маленький кусочек дрожжей. Расчесанные места смазывать мазью оксикорт.

В целях сохранения и размножения ценного баргузинского соболя в 1926 году постановлением СНК РСФСР был учрежден Баргузинский государственный заповедник История этого заповедника свидетельствует, что фактически он существует пятьдесят лет.

По инициативе русских ученых, обеспокоенных катастрофическим уменьшением в связи с перепромыслом баргузинского соболя, 50 лет назад была установлена охрана и обеспечено заповедание участка, где и ныне существует Баргузинский государственный заповедник.

Существование и деятельность Баргузинского государственного заповедника сняли угрозу исчезновения ценнейшего пушного зверя — баргузинского соболя. Заповедник является резерватом, откуда соболи расселяются в смежные районы, где производится добыча их на шкурку. Здесь впервые начались работы по содержанию и разведению соболей в неволе. Баргузинский заповедник поставил первую партию соболей для промышленного разведения их в зверосовхозах. Заповедником много сделано по изучению биологии и экологии баргузинского соболя и других ценных промысловых зверей Сибири, а также по изучению растительности Прибайкалья.

Авиация и щенки. Владелец одного питомника собак в Бельгии обратился в суд с иском о возмещении ему стоимости породистых щенков, погибших по вине близко расположенного аэродрома реактивных самолетов. Сверхзвуковые самолеты при подъеме создают такой грохот, что недавно ощенившиеся суки, повинуясь инстинкту защиты своего потомства, пытаются прикрыть собой щенков от опасности и при этом давят их.

С марта 1964 по август 1966 года в питомнике было задавлено таким образом 212 щенков стоимостью 788 тысяч бельгийских франков.

На одном из стадионов Югославии шел футбольный матч. В самом разгаре его один из нападающих сильным ударом поднял мяч высоко над зеленым полем. Прошло пять, десять секунд — мяч на землю не опускался. И вдруг стадион содрогнулся от гомерического хохота: болельщики увидели, что мяч ухватил когтями орел, пролетавший в это время над стадионом. Хищник так и улетел со своей добычей.

В городе Ханое живет слон Майбай. Он принимал активное участие в освободительной войне вьетнамского народа: перевозил в джунглях оружие и бойцов. В 1967 году слону-ветерану исполнилось 125 лет.

После обеда уехал на сияющем пароходе

Потом дядя Виктор поднял и понес в столовую бушующий самовар, грузным боярином водрузил его на стол, озаренный праздничной люстрой, и опять, опять собралась за этим столом вся наша большая семья, и я. со всех сторон овеянный домашним теплом, никак не хотел думать о завтрашнем дне: до него, казалось, было еще очень далеко.

Но завтрашний день пришел в свой срок: время не остановилось.

Утром, по-вчерашнему солнечным и ясным, я грустно обошел город, простился с ним до Рождества и после обеда уехал все на том же сияющем пароходе.

Опять проплывали по берегам осенние завороженные леса, тянулись и громыхали буксиры, пролетали в васильковой синеве неба журавли, но все это было уже бесцельным: красота утратила душу.

А когда я сошел на уездной пристани, в глаза бросились прежде всего двое охотников в желтых бобриковых куртках, с ружьями и сумками на плечах, с двумя смычками черно-багряных костромских гончих.

Охотники с этим же пароходом уезжали на охоту.

— Далече? — спросил кто-то из толпы.

— В Унженские леса, — басовито ответил один из охотников, молодой и веселый, с пушистыми черными усами.

— По зайчикам, значит?

— И от Патрикеевны не откажемся, да и тетеревок штука не плохая, — добавил другой, пожилой и могучий великан с лицом древнего витязя.

— Ну, ни пера вам, ни шерстинки.

— Благодарствуем.

«Вот оно, настоящее счастье!» — подумал я и, чувствуя спазмы в горле, тихо побрел на квартиру, где меня ждали долгие, одинокие, невольные дни.

Бюллетень военных охотников

Более 25 лет назад было прекращено издание одного из популярных охотничьих журналов — «Боец-охотник». Этот журнал сыграл значительную роль в развитии нашего спортивного охотничьего хозяйства, в укреплении военно-охотничьего общества. Отсутствие у военных охотников специального печатного органа отрицательно сказалось на работе их коллективов, затрудняло обмен опытом, задерживало внедрение передовых форм ведения охотничьего хозяйства.

Приказом Министра обороны СССР Центральному совету Всеармейского военно-охотничьего общества, начиная с 1965 года разрешено издавать «Информационный бюллетень». И вот перед нами четыре номера этого издания, вышедшие в 1965—1966 годах.

В короткой журнальной заметке трудно охарактеризовать содержание всех увидевших свет выпусков бюллетеня, дать оценку отдельным публикациям. Раскроем оглавление и посмотрим на рубрикацию бюллетеня. Она достаточно разнообразна. Во всех номерах есть разделы «Опыт охотничьих хозяйств», «Организационно-массовая работа», «Трибуна передового опыта», «В окружных и флотских советах», «Армейские следопыты», «Стрелково-стендовый спорт», «Туристские тропы», «Собаководство». Имеются разделы, в которых описываются охотничьи богатства нашей страны, даются советы рыболовам-спортсменам и фотолюбителям. В общем, в бюллетене охвачены все стороны деятельности военно-охотничьих обществ.

Максимальный объем публикаций не превышает шести журнальных страниц. Это позволило поместить в четырех выпусках бюллетеня более 150 статей и заметок. Хорошо или плохо такое «дробление» материала? Думаю, что оно вполне оправдано, объяснимо самим информационным характером издания.

Из отдельных публикаций хотелось бы отметить статьи В. Попова «В обстановке активности и деловитости», Н. Бархачова «Охотничьи хозяйства и вопросы экономики», Н. Гладкова «За ленинское отношение к природе», некоторые очерки из раздела «По туристским тропам». Очень важно, что через все выпуски красной нитью проходит забота о бережном отношении к природе, о воспроизводстве природных ресурсов.

Вороная лошадь была породиста и красива

Какое многолюдство, какой шумный говор, как било в уши — будто хлопанье бича — лошадиное ржанье, и как лукаво играли ястребиные глаза барышников, и сколько небрежного изящества сквозило в повадках цыган, в выражении их смуглых лиц, в их презрительном посвистывании и небрежном поплевывании через чуть раскрытые губы.

Торг постепенно разгорался, то и дело раздавалась отчаянная веселая похвальба:

— Только взгляни толком: не лошадь, а лев.

— Такой лошади вовеки извозу не будет.

Вороная лошадь была действительно породиста и красива: вся блестящая, как бы покрытая глянцем, она нервно вздрагивала, жарко косила глазами и вытягивая длинную, точеную голову, горделиво встряхивала гривой, пышной, как куний мех, призывно-страстно ржала.

К лошади приблизился покупатель—управляющий усадьбой богатого фабриканта, пожилой, черноусый и черноглазый красавец в лакированных сапогах, верблюжьей поддевке и щегольском картузе, сдвинутом набекрень.

— А ну, хозяин, показывай жеребца.

— Товар лицом, любезный…

В другом месте торг завершался сделкой: продавец крепко тряс покупателю руку, обернув ее полой армяка, покупатель степенно улыбался, не сводя глаз с темно-седой лошади — новокупки, медленно жующей овес.

С Волги доносился бодрый пароходный свист, тугой и рассыпчатый грохот колес. На соседней горе важно загудел соборный колокол — уже к поздней обедне — и звон, мгновенно подхваченный другими церквями, охватил город как бы въявь видимым золотым обручем.

Ярмарка становилась все оживленнее и веселее.

— А вот верховая лошадка! — раздался вдруг гортанно-певучий девичий крик, и толпа расступилась. Показалась на редкость статная кобылка а мраморно-серебряных пятнах, а на ней молодая всадница: красавица-цыганка в красной юбке и черной куртке, с цветными монистами на шее. Ее шоколадно-темное лицо напоминало лицо на старинной монете небывало тонкой чеканки, большие глаза-вишни казались влажными, волосы, перехваченные алой лентой, расползались дегтярными струями.

Увидев меня, она ласково улыбнулась, кивнула головой, остановила лошадь, грациозно натянув наборную уздечку, и легко спрыгнула на землю.

— Здравствуй, красавица! — сказал я, протягивая руку (я знал цыганку по нескольким летним встречам на охоте — табор кочевал неподалеку от города).

При взгляде на ее древнее восточное лицо и музыкальную, ладную фигуру я почувствовал какое-то странное беспокойство и волнение: хотелось уйти с цыганами, бродяжить по осенним лесам и полям.

Цыганка положила на мою руку свою, маленькую, грубоватую и все же очень нежную, ласково прищурилась: «Погадать?» — А после короткой ворожбы грустно нахмурилась:

— Неровная у тебя дорога жизни, много огорчений, а девушка не любит тебя… Не девушка она, а змея! — с сердцем добавила цыганка и все с той же восхитительной легкостью вдела носок узкого сапога в стремя, вскочила на лошадь, которая, почуяв всадницу, вся подобралась, вздрогнула и, готовая к бегу, напоминала туго натянутый лук.

Всадница, чуть гарцуя на лошади и небрежно перебирая уздечку, посмотрела на меня сверху, звонко рассмеялась н, показывая ослепительные зубы, прищелкнула языком.

— А то садись… езжай со мной… хорошо — лошадь летит, ветер бьет в лицо, как прохладная птица… Помчимся за леса и долы искать счастье…

Цыганка махнула рукой, резко потянула поводья, и лошадь сразу взяла вскачь, вынеслась на улицу, и оттуда донесся дробный, захлестывающий грохот, будто забили по мостовой десятки молотов.

Я пошел домой: предстоял веселый охотничий день.

Волчата, рассказ, третья часть

Мои поиски продолжались, видимо, не менее двух часов, как вдруг неожиданно под небольшим кустиком ковыля ярко блеснуло крохотное солнышко. Это был мой фотоаппарат. Никелированные ободки его футляра весело поблескивали, отражая лучи уже начавшего клониться к горизонту светила. С радостью я схватил свое сокровище. У самого футляра был оборван ремешок. Открыл футляр, проверил, не сбилась ли оптика от удара о землю. К счастью, нет. Неповрежденным оказался и экспанометр.

Спешу к рюкзаку, к моим волчатам. Как они там себя чувствуют? Солнце стало садиться быстрее. Надо торопиться: до машины километра три, если не больше. Уже издали замечаю, что мой рюкзак перевернут дном вверх, и вокруг валяются чучела. Бегу, хватаю рюкзак за дно — он совершенно пуст. Один его бок будто ножом разрезан на ленты. И ни одного волчонка.

Не теряя времени, бросился я обшаривать окрестности, оставив рюкзак на прежнем месте для ориентировки. Кругом было голо, лишь кое-где виднелись небольшие пучки травы, высохшей и просвечивающей насквозь. Опять я долго искал, но волчат найти так и не смог.

О своем необычном приключении я рассказал товарищам. Двое поверили, а учитель Солодченко принял мой рассказ за шутку. Лишь клочья волчьей шерсти, которые я приберег для доказательства, убедили его в том, что я действительно имел дело с волком.

Утром мы не стали охотиться на селезней и на машине отправились искать волка. Сначала осмотрели сидку матерого, потом волчье логово и место, с которого были сделаны выстрелы. На обочине старой, давно неезженной дороги учитель обнаружил крупные волчьи следы. Они были свежими. Но поиски наши в зтот день не дали никаких результатов.

Вернувшись домой, я отправился к охотникам-волчатникам Илье Сидоровичу Горину и Мауе Абикееву. Первый истребил несколько десятков волков и волчат, второй — сотни. Подробно рассказал каждому о случившемся. И волчатники без труда раскрыли секрет исчезновения моих маленьких пленников.

Волк-самец, по которому я стрелял, видно, караулил логово, лежа в стороне от него. Волчица ушла за добычей или на водопой. Вернувшись, она не нашла в логове щенят и пошла по следу охотника. Обнаружив в рюкзаке волчат, она разорвала его зубами и по одному перенесла их в укромное место.

Опытный охотник пенсионер Иван Игнатьевич Патрушев, выслушав мою историю, сказал: «Надо было положить на рюкзак стреляные гильзы — волчица не подошла бы к нему и близко».

Но тогда мне было не до предосторожностей: я спешил найти свой фотоаппарат. К тому ж я и мысли не допускал, что волчата могут исчезнуть из моего крепко завязанного рюкзака.

Хороки Люпчурин

От кромки большого болота, что начиналось от самого берега таежной речки Таймуры, среди старых лиственниц и низкорослых, кряжистых сосен токовали черноклювые глухари — «хороки люпчурин», как называют их эвенки. Место, где располагался ток, было подробно описано еще на стойбище. Все казалось ясным: рассказ о бесчисленных «мегах» — мысах речки, гарях, болотах, которые надо обогнуть, пройти, пересечь, чтобы выйти к древнему «игрищу» глухарей (и не обычных, наших глухарей, а черных), дополняла карта-схема, срисованная с чертежа-рисунка, старательно выведенного на снегу старым Аларчи. Уже на второй день пути я понял, что следовало подробнее расспросить о маршруте и запастись более ясными ориентирами, чем «наклоненные над рекой большие ели» и «совсем большие ели на краю болота» вблизи тока.

Подгонка ложи

«Питчем» называется угол, образуемый между продолжением прицельной линии и плоскостью затылка приклада. Этот угол может быть прямым, тупым и острым.

Величину «питча» можно измерять в градусах или в миллиметрах. В последнем случае измеряется не сам угол, а отклонение отвесной линии от прицельной линии у казенного или дульного среза стволов, когда отвесная линия образует прямой угол с плоскостью затылка приклада.

«Питч» зависит в первую очередь от формы грудной мышцы стрелка, от длины его шеи, от назначения ружья, от формы гребня приклада. Таким образом «питч» зависит от четырех условий, требующих взаимного согласования. Наличие четырех противоречивых требований делает задачу математически неразрешимой и потому до сих пор не разработаны ни таблицы, ни номограммы для отыскивания величины «питча» по трем исходным величинам: формы грудной мышцы, длины шеи стрелка и назначения ружья — для стрельбы по высоколетящим целям или перемещающимся по земле. Форма гребня приклада при этом принимается за некоторую постоянную величину.

Как же следует поступить при определении «питча» для данного стрелка? Для этого есть два способа. В одном случае определение ведется с помощью специальной мерной ложи, в другом — подбирается практически. С помощью мерной ложи вопрос решается просто: исходя из формы грудной мышцы добиваются, чтобы плоскость затылка приклада полностью легла на грудную мышцу стрелка; стрелок должен видеть над поверхностью ствольной коробки только одну вершину мушки, совсем не видеть прицельную планку, которая при этом занимает строго горизонтальное положение.

Такое ружье будет не очень удобным для стрельбы по наземным целям. В этом случае будут хорошо поражаться цели, находящиеся на уровне глаз стрелка. Иными словами, ружье будет занимать некоторое нейтральное положение, дающее более или менее удовлетворительную стрельбу. Если же охота по птице (по высоко летящим целям — вальдшнепы, утки и т. д.) будет преобладать над охотой по наземным целям (заяц, лисица и т. п.), то ружье следует отлаживать так, чтобы оно имело несколько повышенный бой, если это не предусмотрено самой конструкцией ружья при спаривании стволов и установке прицельной планки. Следует иметь в виду, что стрельба получается более эффективной, когда стрелок полностью видит цель и стреляет под нее или в нее, а не закрывает цель стволами.

При стрельбе на дистанцию в 35 метров точка попадания будет изменяться в зависимости от длины стволов и величины видимой глазом стрелка проекции прицельной планки на вертикальную плоскость в казенном срезе стволов.

Данные показывают, какие происходят изменения отклонений точек попадания в связи с изменением длины стволов (а вместе с тем и длины прицельной планки).

С увеличением или уменьшением дистанции одна и та же видимая проекция прицельной планки будет давать разные превышения точек попадания. Наилучшие величины видимой проекции прицельной планки будут находиться в пределах от 0,5 до 1,0 сантиметра, т. к. цель окажется перекрытой кругом, образуемым дробовой осыпью.

При стрельбе на коротких дистанциях из-под собаки проекцию видимой прицельной планки следует брать большей, а при стрельбе на дальние дистанции — меньшей.

Необходимо помнить, что при отыскании «питча» ружье должно быть предварительно отлажено по длине приклада, по отводу ложи в сторону (вправо или влево) в зависимости от того, от какого плеча ведется стрельба, и по отгибу ложи вниз.

Следует моделировать неожиданности и условия

Психологический характер отрицательного влияния собственных промахов выражается в возникновении посторонних мыслей о неблагоприятном изменении в соотношении попаданий и промахов, в возникновении установки — стрелять точно, в переключении стрелковых операций под контроль сознания, что приводит к дезавтоматизации навыка.

Возникает вопрос: как можно повысить помехоустойчивость стрелка относительно упомянутых неожиданностей?

Необходимо разъяснять стрелкам, используя конкретные примеры, как отрицательно влияют на стрельбу различного рода отвлечения от контроля за поддержанием стандарта в стрельбе (мысли о соотношении промахов-попаданий, боязнь отдельных номеров и тому подобное), убеждать стрелка не думать о посторонних вещах, о направлении вылета мишени, о технике выстрела. Стрелок должен также ясно представлять себе, к чему приводит изменение и сбой темпоритма стрельбы, отсутствие самоконтроля за поддержанием стандартного стиля стрельбы.

Следует моделировать в ходе тренировочных стрельб неожиданности и условия, приводящие к сбою темпоритма стрельбы (выброс ломаных мишеней, подбор различного количественного и качественного состава участников, намеренное создание тренером осечек, приостановка под различными предлогами стрельбы и др.), с целью выработки у стрелков умения продолжать успешную стрельбу после неожиданных остановок, следить за постоянным стилем стрельбы, Наконец, требуется, чтобы стрелок участвовал в соревнованиях различного масштаба, в различных полевых условиях.

Целевая установка может быть и условной. В этом случае стрелок заранее оговаривает достижение поставленной цели (например, занятие определенного маета в соревновании) наличием определенных благоприятных обстоятельств: возможностью хорошо отстрелять мишени сложных для него полетов, соблюдением определенного темпа, безотказностью оружия и т. д. Как показали специальные исследования, несоблюдение условий, на которые ориентировался спортсмен, воспринимается им Как признан того, что задача не может быть выполнена, порождает у него демобилизационные настроения.

Опытные стрелки нередко с целью устранения травмирующего их фактора проводят замену навязанной им рекордной цели своей, задаются установкой показать результат на уровне предыдущих контрольно-соревновательных стрельб, стараются не думать о рекорде.

Проведение части тренировки к участие в соревнованиях в различных (но климату, ландшафту и прочее) условиях является при большом объеме работы предохранительной мерой от «психического пресыщения» стрельбой.

Московские областные состязания

Как и прежде, областные состязания легавых Московской области состоялись прошлым летом в угодьях Луховицкого охот-хозяйства. Большое количество дупеля, покрытые отавой ровные пойменные луга и отсутствие каверзного коростеля — все способствовало наилучшему выявлению полевых качеств выступавших собак. Администрация хозяйства предоставила участникам жилье на своей базе в пос. Каданок и в палаточном городке, разбитом неподалеку от нее. Участников и собак подвозила к удаленным угодьям специально выделенная автомашина. Всего состязалось 33 легавых.

Впервые состязания проводились по-новому. В порядке эксперимента было решено отказаться от лично-командного принципа, когда разыгрывается личное первенство, а зачет секции ведется по трем лучшим собакам породы. На этот раз состоялись командно-личные состязания: команду в составе четырех основных и одной запасной собаки выставляла каждая секция любителей той или иной породы Московского общества охотников; такие же команды, но включавшие легавых любой породы, могло выставить и каждое районное общество. Целиком укомплектованные команды выставили секции любителей пойнтера, ирландского и шотландского сеттеров и четыре районных общества — Коло менское, Клинское, Пушкинское и Подольское. Секция короткошерстной легавой выставила неполную команду (3 собаки), жесткошерстные легавые не были представлены вовсе, а самая многочисленная секция любителей английского сеттера смогла показать всего двух собак.

Так ли реагируют на критику?

Была опубликована критическая заметка омского охотника В. А. Ильина о выводке охотничьих собак я г. Омске. На критику принято реагировать. И реакция последовала. Председатель правления Омского областного общества охотников и рыболовов А. В. Шеленков прислал в редакцию письмо: «Совершенно непонятно, почему поместили клевету неизвестного человека. Непонятно и то, что не знают, когда в Сибири открывается осенняя охота: в заметке сказано, что 15 августа уехали владельцы собак на охоту, а охота в областях Сибири всегда открывается в последнее воскресенье августа, т. е. 28—30 числа. Кстати о «прекрасных лайках», завезенных в Омск: все они уничтожены а первый же год, как непригодные. Очень сожалею, — заканчивает тов. Шеленков свой официальный протест, — что необходимо извиняться».

В качестве вещественных доказательств хорошей организации работы в обществе он прилагает к своему «отношению» бланк пригласительного билета на выводку собак и афишу. Он не отрицает, правда, что организаторы смотра использовали чужие бланки, в которых значилось, будто выводка проводилась не в Омске, а в Новосибирске; что выставку охоторужия расположили прямо на земле, и т. п. Но и того, что тов. Шеленков опротестовал, оказалось немало.

Совершенно непонятно, пишете вы, товарищ председатель правления, почему мы печатаем заметку неизвестного человека. А вот, представьте, редакция бывает очень рада, когда кто-либо из доселе «неизвестных» охотников присылает действительно дельную, полезную информацию. Да и как у вас, тов. Шеленков, язык поворачивается называть неизвестным человека, который состоит членом (да к тому же и активным!) вашего же общества? Или вы видите только цифру охвата членством, а стоящие за этой цифрой живые люди вас не интересуют?

Прокомментировать заметку В. А. Ильина и ваш протест по ней редакция попросила начальника Управления охотничье-промыслового хозяйства при Омском облисполкоме Т. Ф. Дробиленко.

Действия дельфинов может вызвать вид безжизненного тела

Подобные примеры считаются убедительнейшим доказательством разума дельфинов, их дружелюбия. Между тем, чтобы понять действия этих млекопитающих при спасении ими человека, достаточно вспомнить открытый нами еще в 1946 году безусловный рефлекс, свойственный им со дня рождения. Суть этого рефлекса: если дельфина приподнимать из воды, то он будет дышать при каждом подъеме его на воздух. Дыхательный акт осуществляется как безусловная реакция дельфина в ответ на раздражитель — на смену среды вода — воздух, что всегда бывает при выныривании. Следовательно, достаточно голову дельфина выставить из воды, как его безусловный рефлекс неизбежно сработает и произойдет выдох-вдох.

Почему же тогда дельфины действуют столь бессмысленно? Ответ только один — в силу слепого инстинкта. Понятно, что если вблизи дельфинов окажется тонущий или лежащий на воде человек, то и к нему будет проявлен тот же инстинкт, последуют те же выталкивательные движения, которые и впрямь могут его спасти. Так было в случае с инженером Махмудом Вали и другими: дельфины спасали людей, сообразуясь с инстинктом, бессознательно, а вовсе не из побуждений «дружелюбия».

Остановимся еще на одном явлении — на массовой гибели китообразных на берегу из-за обсыхания. Гибельный процесс начинается с того, что кто-либо из стада обсыхает на мели и, естественно, подает сигнал бедствия. В ответ на сигнал сородичи инстинктивно бросаются помогать пострадавшему, но из-за малой глубины сами обсыхают на мели и тоже сигналят о бедствии. Это привлекает других членов стада и вызывает все новые и новые жертвы. В результате все стадо оказывается на берегу. Такие случаи чаще всего бывают в непогоду, когда со дна поднимается масса воздушных пузырьков и песчинок и сбивает работу гидролокатора дельфина, приближающегося к мелководью. Помощь обсыхающим абсолютно неэффективна, но губительна для помогающих.

Как видим, «наши младшие братья по разуму» совершают далеко не умные поступки: при обсыхании гибнет все стадо; при отлове, умея отлично прыгать, не догадываются перепрыгнуть сеть; оказывают бессмысленную «помощь» своим врагам, мертвым телам и предметам. Все это свидетельствует о том, что дельфин ведет себя, как обычное животное, а не разумное существо, обладающее абстрактным мышлением. Поэтому не следует слишком вольно толковать эксперименты и наблюдения, проведенные в зарубежных океанариумах. В области высшей нервной деятельности китообразных нужны более строгие объективные исследования с павловских позиций, с применением классической методики изучения высшей нервной деятельности.

Действия дельфинов не вяжутся с наличием разума

Говорят, что американский исследователь Джон Лилли заключил контракт на 30 тысяч долларов, обязавшись обучить английскому языку бурого дельфина Эльвара. Может быть, Эльвар и выучит несколько сотен слов, но он будет пользоваться ими лишь как звуками, а но словами, не отвлеченными понятиями, как это делает и попугай Куконя. Речь и слово позволяют человеку мыслить, обобщать, создавать представления о том, что ему никогда не приходилось видеть или слышать (например, понятие электрон). И вот дельфину стали приписывать эту свойственную только человеку вторую сигнальную систему и абстрактное мышление.

Я изучаю дельфинов и китов 32 года и никак не могу согласиться с этим, поверить этому. Если дельфины обладают языком, то значит — и абстрактным мышлением: ведь язык и мышление неотделимы друг от друга. Посмотрим, однако, насколько эти представления отвечают истине.

Так ли разумны поступки дельфинов в действительности? Оказывается, нет! Некоторые их действия никак не вяжутся с наличием разума, мышления, речи. В самом деле, разве мог бы мыслящий не по-животному дельфин столь глупо вести себя, когда его ловят аломаном — окружающей стадо сетью? Мне много раз приходилось участвовать в таком лове и я могу проиллюстрировать неразумность поведения дельфина.

Фотография показывает несовместимую с разумом крайнюю несообразительность дельфинов, если они не могут догадаться перепрыгнуть через верхний край сети и уйти от смертельной опасности; ведь для спасения был бы достаточен самый низкий прыжок! В то же время дельфины способны прыгать а высоту до пяти, а в длину — до 9 метров; к тому же, они хорошо видят как в воде, так и вне ее. Могут сказать, что спастись им мешает паника. Но, во-первых, лов длится несколько часов, достаточных, чтобы смекнуть, что надо сделать для своего спасения, а во-вторых (и это главное), дельфин не способен самостоятельно решить эту простую задачу даже за длительный срок.

Так, например, 28 дельфинов-белобочек в крымской бухте Новый Свет в такой подводной загородке из сети жили два месяца. В конце концов все они погибли, но ни один сети не перепрыгнул. Раненая косатка провела четверть года в отгороженном металлической сетью кусочке залива Инлиш-Бэй (Ванкувер), так и не преодолев пустяковую преграду. А все дело в том, что дельфин действует, как обычное животное.

Разберем другое явление, которое считают сознательным действием дельфина, доказательством его ума. Речь идет о спасении людей. Мы знаем десяток таких примеров, но приведем лишь три из них.

Первый случай произошел с женой адвоката в 1943 году во Флориде. Женщина купалась и попала на глубокое место.

Другой случай произошел с летчиком Черноморского флота Героем Советского Союза Евграфом Рыжовым. Зимой 1942/43 года его самолет был подбит в воздухе. Летчик, упав в море, спасся на поплавке. Через некоторое время к нему устремилась стайка дельфинов. Воин почувствовал, как о его поплавок что-то несколько раз мягко ударило. Растерявшись, летчик стал стрелять в дельфинов, и тогда стадо оставило его.

Третий случай был недавно описан в наших газетах. Арабский инженер Махмуд Вали выехал ловить рыбу в Суэцкий залив, попал в шторм и был отнесен далеко от берега. Большая волна выбросила его из лодки вместе со спасательным матрасом. Уже ночью, когда ветер стих, появилась стайка дельфинов и начала толкать матрас с лежащим на нем измученным человеком. Толчки, следовавшие один за другим, продолжались ночь и весь день. К вечеру вся группа оказалась близ берега. Потерпевшего заметили с суши, а затем подняли на подошедший катер.

Учет медведей по районам в Ленинградской области

Истинная плотность в горах Кавказа примерно в два раза меньше, так как площади на картах и планах рассчитываются по проекции без учета изрезанности рельефа.

Публикуя статью крупнейшего советского специалиста по китам и дельфинам доктора биологических наук профессора А. Г. Томилина, мы надеемся привлечь внимание охотников, работников охотничьего хозяйства и прикладной зоологии и необходимости правильного подхода к изучению поведения животных. В статье говорится только о дельфинах, но высказанные в ней мысли и выводы имеют прямое отношение и ко многим другим группам животных, в том числе промысловых, особенно при изучении их повадок и высшей нервной деятельности. В этой области еще нередки искаженные толкования сути наблюдений, «очеловечивание» журналистами и писателями различных птиц и зверей.

Сознательно ли спасают дельфины людей?

Дельфин, конечно, одно из самых замечательных животных мирового океана. За миллионы лет естественный отбор создал у него удивительные приспособления для жизни в воде. И не случайно им заинтересовались ученые конструкторы глубоководных аппаратов и многие другие. Особый интерес вызвали у них крупный головной мозг дельфина, его исключительные способности к дрессировке, многочисленные звуковые сигналы питания, гона, устрашения, страха, лова, добычи, сигналы боли, бедствия и другие, которые обычно относят к первой сигнальной системе. Вместе с тем, в области изучения высшей нервной деятельности дельфина появились преувеличения возникли ложные концепции. Переоценив, дельфина стали необоснованно сближать с человеком, нередко называя «нашим младшим братом по разуму». Ему приписали чуть ли не людскую речь, звуковые сигналы приняли за язык и даже стали утверждать, что дельфин войдет в разумный контакт с человеком и с обитателями других миров, но на особом космическом языке «линкос», основанном на математической логике. Инстинкты дельфина стали принимать за сознательные действия, способность копировать слова и фразы человека, начали толковать как доказательство наличия разума.

© 2018 ЗЕЛЁНЫЙ ШЛЮЗ. All rights reserved.

Theme by Anders Norén.