ЗЕЛЁНЫЙ ШЛЮЗ

путеводитель по экологическим ресурсам

Menu Close

Category: Растения Отзывы

Вороная лошадь была породиста и красива

Какое многолюдство, какой шумный говор, как било в уши — будто хлопанье бича — лошадиное ржанье, и как лукаво играли ястребиные глаза барышников, и сколько небрежного изящества сквозило в повадках цыган, в выражении их смуглых лиц, в их презрительном посвистывании и небрежном поплевывании через чуть раскрытые губы.

Торг постепенно разгорался, то и дело раздавалась отчаянная веселая похвальба:

— Только взгляни толком: не лошадь, а лев.

— Такой лошади вовеки извозу не будет.

Вороная лошадь была действительно породиста и красива: вся блестящая, как бы покрытая глянцем, она нервно вздрагивала, жарко косила глазами и вытягивая длинную, точеную голову, горделиво встряхивала гривой, пышной, как куний мех, призывно-страстно ржала.

К лошади приблизился покупатель—управляющий усадьбой богатого фабриканта, пожилой, черноусый и черноглазый красавец в лакированных сапогах, верблюжьей поддевке и щегольском картузе, сдвинутом набекрень.

— А ну, хозяин, показывай жеребца.

— Товар лицом, любезный…

В другом месте торг завершался сделкой: продавец крепко тряс покупателю руку, обернув ее полой армяка, покупатель степенно улыбался, не сводя глаз с темно-седой лошади — новокупки, медленно жующей овес.

С Волги доносился бодрый пароходный свист, тугой и рассыпчатый грохот колес. На соседней горе важно загудел соборный колокол — уже к поздней обедне — и звон, мгновенно подхваченный другими церквями, охватил город как бы въявь видимым золотым обручем.

Ярмарка становилась все оживленнее и веселее.

— А вот верховая лошадка! — раздался вдруг гортанно-певучий девичий крик, и толпа расступилась. Показалась на редкость статная кобылка а мраморно-серебряных пятнах, а на ней молодая всадница: красавица-цыганка в красной юбке и черной куртке, с цветными монистами на шее. Ее шоколадно-темное лицо напоминало лицо на старинной монете небывало тонкой чеканки, большие глаза-вишни казались влажными, волосы, перехваченные алой лентой, расползались дегтярными струями.

Увидев меня, она ласково улыбнулась, кивнула головой, остановила лошадь, грациозно натянув наборную уздечку, и легко спрыгнула на землю.

— Здравствуй, красавица! — сказал я, протягивая руку (я знал цыганку по нескольким летним встречам на охоте — табор кочевал неподалеку от города).

При взгляде на ее древнее восточное лицо и музыкальную, ладную фигуру я почувствовал какое-то странное беспокойство и волнение: хотелось уйти с цыганами, бродяжить по осенним лесам и полям.

Цыганка положила на мою руку свою, маленькую, грубоватую и все же очень нежную, ласково прищурилась: «Погадать?» — А после короткой ворожбы грустно нахмурилась:

— Неровная у тебя дорога жизни, много огорчений, а девушка не любит тебя… Не девушка она, а змея! — с сердцем добавила цыганка и все с той же восхитительной легкостью вдела носок узкого сапога в стремя, вскочила на лошадь, которая, почуяв всадницу, вся подобралась, вздрогнула и, готовая к бегу, напоминала туго натянутый лук.

Всадница, чуть гарцуя на лошади и небрежно перебирая уздечку, посмотрела на меня сверху, звонко рассмеялась н, показывая ослепительные зубы, прищелкнула языком.

— А то садись… езжай со мной… хорошо — лошадь летит, ветер бьет в лицо, как прохладная птица… Помчимся за леса и долы искать счастье…

Цыганка махнула рукой, резко потянула поводья, и лошадь сразу взяла вскачь, вынеслась на улицу, и оттуда донесся дробный, захлестывающий грохот, будто забили по мостовой десятки молотов.

Я пошел домой: предстоял веселый охотничий день.

Действия дельфинов не вяжутся с наличием разума

Говорят, что американский исследователь Джон Лилли заключил контракт на 30 тысяч долларов, обязавшись обучить английскому языку бурого дельфина Эльвара. Может быть, Эльвар и выучит несколько сотен слов, но он будет пользоваться ими лишь как звуками, а но словами, не отвлеченными понятиями, как это делает и попугай Куконя. Речь и слово позволяют человеку мыслить, обобщать, создавать представления о том, что ему никогда не приходилось видеть или слышать (например, понятие электрон). И вот дельфину стали приписывать эту свойственную только человеку вторую сигнальную систему и абстрактное мышление.

Я изучаю дельфинов и китов 32 года и никак не могу согласиться с этим, поверить этому. Если дельфины обладают языком, то значит — и абстрактным мышлением: ведь язык и мышление неотделимы друг от друга. Посмотрим, однако, насколько эти представления отвечают истине.

Так ли разумны поступки дельфинов в действительности? Оказывается, нет! Некоторые их действия никак не вяжутся с наличием разума, мышления, речи. В самом деле, разве мог бы мыслящий не по-животному дельфин столь глупо вести себя, когда его ловят аломаном — окружающей стадо сетью? Мне много раз приходилось участвовать в таком лове и я могу проиллюстрировать неразумность поведения дельфина.

Фотография показывает несовместимую с разумом крайнюю несообразительность дельфинов, если они не могут догадаться перепрыгнуть через верхний край сети и уйти от смертельной опасности; ведь для спасения был бы достаточен самый низкий прыжок! В то же время дельфины способны прыгать а высоту до пяти, а в длину — до 9 метров; к тому же, они хорошо видят как в воде, так и вне ее. Могут сказать, что спастись им мешает паника. Но, во-первых, лов длится несколько часов, достаточных, чтобы смекнуть, что надо сделать для своего спасения, а во-вторых (и это главное), дельфин не способен самостоятельно решить эту простую задачу даже за длительный срок.

Так, например, 28 дельфинов-белобочек в крымской бухте Новый Свет в такой подводной загородке из сети жили два месяца. В конце концов все они погибли, но ни один сети не перепрыгнул. Раненая косатка провела четверть года в отгороженном металлической сетью кусочке залива Инлиш-Бэй (Ванкувер), так и не преодолев пустяковую преграду. А все дело в том, что дельфин действует, как обычное животное.

Разберем другое явление, которое считают сознательным действием дельфина, доказательством его ума. Речь идет о спасении людей. Мы знаем десяток таких примеров, но приведем лишь три из них.

Первый случай произошел с женой адвоката в 1943 году во Флориде. Женщина купалась и попала на глубокое место.

Другой случай произошел с летчиком Черноморского флота Героем Советского Союза Евграфом Рыжовым. Зимой 1942/43 года его самолет был подбит в воздухе. Летчик, упав в море, спасся на поплавке. Через некоторое время к нему устремилась стайка дельфинов. Воин почувствовал, как о его поплавок что-то несколько раз мягко ударило. Растерявшись, летчик стал стрелять в дельфинов, и тогда стадо оставило его.

Третий случай был недавно описан в наших газетах. Арабский инженер Махмуд Вали выехал ловить рыбу в Суэцкий залив, попал в шторм и был отнесен далеко от берега. Большая волна выбросила его из лодки вместе со спасательным матрасом. Уже ночью, когда ветер стих, появилась стайка дельфинов и начала толкать матрас с лежащим на нем измученным человеком. Толчки, следовавшие один за другим, продолжались ночь и весь день. К вечеру вся группа оказалась близ берега. Потерпевшего заметили с суши, а затем подняли на подошедший катер.

О платных путевках на охоту

Правление областного общества охотников, возглавляемое Е. А. Захаровым, уделяет большое внимание охотничьим хозяйствам первичных коллективов. Оно не только следит за правильным их ведением, но и стремится повысить их рентабельность. С этой целью в хозяйствах организован отстрел диких копытных животных для сдачи мяса государству, ведутся заготовки пушнины. В некоторых хозяйствах, например в Старо-Майнском, Чердаклинском, Ново-Спасском, Инзенском и других, пушномеховое сырье заготавливается на контрагентских началах. Уже сейчас рентабельны Майнское, Инзенское, Мелекесское и ряд других хозяйств.

От своих хозяйств ульяновские охотники получили 62,2 тысячи рублей. В целом превышение доходов над расходами составило 8,4 тысячи рублей.

Следует, однако, отметить, что не все еще арендаторы охотничьих угодий правильно понимают свои задачи. Первичные коллективы охотников и рыболовов автозавода, суконной фабрики и некоторые другие недостаточно уделяют внимания ведению своих охотничьих хозяйств. Но есть основания думать, что ульяновские охотники сумеют правильно организовать работу всех коллективов и добиться значительного увеличения охотничьих зверей и птиц в угодьях.

Правление областного общества многое делает для того, чтобы первичные коллективы стали настоящими хозяевами своих угодий.

Раньше охотничьих хозяйств было значительно меньше. Большинство любителей-охотников охотились в угодьях общего пользования. Сейчас положение иное. В системе Росохотрыболоесоюза было 840 хозяйств, теперь их более 5400.

Делались попытки установить бесплатные путевки без обслуживания в охотничьи и охотничье-рыболовные хозяйства. Но это нововведение отрицательно сказалось на работе хозяйств. Дело в том, что деятельность Росохотрыболовсоюза построена по хозрасчетному принципу, и отмена оплаты привела к сокращению ассигнований на проводимые в хозяйствах биотехнические мероприятия. Некоторые общества вообще прекратили выдачу путевок, что повлекло за собой нарушение плановых начал в ведении охотничьих хозяйств.

Авторы некоторых писем считают, что вложения в охотничьи и охотничье-рыболовные хозяйства необходимы, но их надо делать за счет членских взносов.

Многолетний опыт показывает, что содержание и ведение спортивных охотничьих хозяйств требует, помимо членских взносов, больших дополнительных средств. Бурятское общество собрало членских взносов 27 тысяч рублей, а вложило в хозяйства 35 тысяч рублей; Владимирское соответственно 40 тысяч рублей и 70 тысяч; Дагестанское — 31 тысячу рублей и 44 тысячи; Кабардино-Балкарское — 10 тысяч рублей и 14 тысяч; Калининградское — 20 тысяч рублей и 23 тысячи; Кировское — 37 тысяч рублей и 41 тысячу; Курганское — 55 тысяч рублей и 62 тысячи; Ленинградское — 180 тысяч рублей и 289 тысяч. Московское общество собрало членских взносов 213 тысяч рублей, а вложило в охотничьи хозяйства 680 тысяч.

Надо учесть, что в эти суммы не включены затраты, произведенные на строительство и приобретение оборудования, транспортных средств в хозяйствах. К тому же все эти вложения подчас не удовлетворяли самые элементарные потребности хозяйств.

Ряду обществ ежегодно за счет централизованных средств оказывается значительная материальная помощь. Такая помощь была оказана 22 областным, краевым и республиканским обществам на сумму 266 тысяч рублей, такая же сумма была переведена 28 обществам. На развитие охотничьих хозяйств обществам было выделено дотаций на общую сумму свыше 1,7 миллиона рублей.

Без транспортных оленей ведение охоты невозможно

На 1 января года охотники совхоза имели 1500 больших калканов, 17429 мелких капканов, 2984 пасти, 125 малокалиберных винтовок, 85 карабинов. Следует заметить, что на вооружении охотников имеются и такие, не учитываемые в совхозе орудия промысла, как дробовые ружья, черканы на горностая, кулемки, плашки на белку, амбарчики на соболя и так далее.

Особенностью организации охотничьего промысла в Оленекском районе, населенном в основном эвенками, является исконное своеобразие быта, отвечающего требованиям хозяйственного освоения малыми силами больших пространств. Это выражается в сравнительно большой подвижности хозяйств, рассредоточенности сезонных мест жительства. Ежегодно охотники бесплатно используют 1500—1700 рабочих оленей. Каждый охотник имеет 10—12 транспортных быков (буров) в том числе 2—3 верховых (учагов).

Без транспортных оленей успешное ведение охоты в Оленекском районе, где необходимо преодолевать огромные пространства, практически невозможно. Оленей используют не только для перевозки продуктов и снаряжения, но нередко и на самой охоте, иногда на нартах, но чаще верхом. Охотники на оленях проникают в самые отдаленные, глухие, а значит и наиболее богатые угодья. Таким образом, использование оленей на промысле намного повышает производительность труда охотников.

Наиболее заслуженным авторитетом пользуются в районе охотники В. С. Семенов — неоднократный участник Выставки достижений народного хозяйства, награжденный орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, и В. С. Сафронов, также награжденный орденами Ленина и Трудового Красного Знамени и участник выставки.

Охотничий участок, закрепленный за В. С. Семеновым, расположен в тундровой зоне на реке Большая Куонамка (верховья Анабара). Основным объектом охоты служит песец. Сафронов охотится, наоборот, в таежной части района по притокам реки Малая Куонамка, где водятся белка, соболь, горностай и красная лисица. В отдельные годы охотники добывают пушнины на сумму до 5400 рублей.

Охотники-орденоносцы В. С. Семенов и В. С. Сафронов, так же, как и все остальные передовые промысловики, не считают охоту занятием ограниченно сезонным. Поэтому они выезжают на свои охотничьи угодья заблаговременно, справедливо считая, что промысловая охота требует, много времени на подготовку. Лучших результатов передовые охотники совхоза добиваются благодаря тому, что более шести-восьми месяцев в году они находятся на своих участках, занимаясь подготовкой к промыслу и добычей зверя. Работами по благоустройству и оборудованию охотугодий они занимаются также вне сезона охоты. Каждый охотник имеет на своем участка постоянные путики, заблаговременно обставленные стационарными ловушками-пастями на песца, плашками на белку, амбарчиками на соболя, черканами на горностая; ежегодно занимается расширением путиков, освоением новых участков, своевременно ремонтирует и строит новые ловушки. Для песцов охотники заготовляют и развозят по точкам прикормку а виде рыбы и оленьих субпродуктов, несортового мяса. Они ведут систематические наблюдения за охотничьими животными, определяют их «урожай», уточняют наличие их на отдельных участках. С открытием промыслового сезона охота ведется «от темна до темна», то есть светлое время полностью используется охотниками на добычу пушнины, а переходы, переезды и хозяйственные работы производятся в сумерках и темноте.

Оленекские охотники в честь 60-летия Советской власти приняли повышенные обязательства — довести заготовку пушнины на сумму до 191,5 тысячи рублей в год.

© 2018 ЗЕЛЁНЫЙ ШЛЮЗ. All rights reserved.

Theme by Anders Norén.